Премия Рунета-2020
Луганск
+24°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
14 мая 2024 10:18

«Мы готовы были идти на врага с палками»: Как сейчас живет герой ЛНР, стоявший у истоков создания республики

Командир резервного 208 батальона Владислав Багринцев стоял у истоков создания республики и ушел в 2014 году с ополчением защищать Луганщину
Владислав Багринцев

Владислав Багринцев

Фото: Александра АНТОНОВА.

Командир 208 резервного полка Владислав Багринцев - личность легендарная! Его знают далеко за пределами ЛНР. О нем и его 208 полке сняли документальный фильм «Резервный полк», который показывали на фестивалях по всей России. Командира с позывным «Казак» уважают однополчане, а старые боевые товарищи-ополченцы готовы идти за ним на край земли. Владислав Багринцев из тех первых ополченцев, которые сначала поменяли правопорядок в области, а потом стали под знамена республики и отравились защищать рубежи ЛНР.

Кстати, когда началась спецоперация, 208 полк пополнился резервистами из академии имени Матусовского в Луганске. Художники, музыканты и режиссеры многому научились в подразделении, чем заслужили уважение казаков.

Владислав Багринцев рассказал сайту «КП»-Луганск», как стоял на защите рубежей, как получил ранения и как живет сейчас.

Этот портрет Владислава Багринцева написал его сын-художник

Этот портрет Владислава Багринцева написал его сын-художник

Фото: Александра АНТОНОВА.

- До весны 2014 года я работал инженером. И ушел защищать наш край прямо с алчевского меткомбината. Кстати, я до сих пор там состою, - рассказывает Владислав Багринцев. – Тогда, весной 2014 года, я написал заявление с такой формулировкой: «Прошу меня уволить в связи с исполнением воинского долга по защите рубежей Отечества». На что меня тогда попросили назвать номер части. Я ответил, что иду в казачий 208-ой полк. А мне: « Вы должны только в украинские войска идти служить». На тот момент мы хоть и в ЛНР уже были, но комбинат еще принадлежал украинским хозяевам. Я спросил у руководства, мол, где штаб-квартира предприятия. Мне ответили, что в Северодонецке. И я тогда сказал: « Хорошо, как только мы зайдем в Северодонецк, я вам оттуда позвоню, и мы поговорим с вами на другом языке». И я был там! Когда мы брали этот город, позвонить, к сожалению, не удалось, но с меткомбината меня так и не уволили.

- С чего для вас начались события 2014 года?

- С февраля месяца мы уже понимали, к чему все идет - эти языковые препятствия и так далее. Но это все было намного шире, чем виделось тогда. В апреле 2014 года я был заматамана луганского округа донских казаков, так как самому атаману на тот момент пришлось выехать в Ростовскую область - за ним охотилось СБУ. Среди недели мы ходили на работу, а по выходным приезжали из Алчевска к зданию СБУ. Я дал команду, мы собрали 80 казаков и блокировали здание СБУ: перекрыли вход и не выдвигали никаких требований, просто молчали. Затем вышел украинский парламентер, пригласил двоих на переговоры - меня и Конкина из Ровеньков.

- Расскажите о штурме СБУ.

- Полтора часа мы вели переговоры с генералом СБУ Петрулевичем, он просил нас не идти на штурм, но я ему заявил, что они нас вынуждают. При этом всех до этого арестованных ими граждан я объявил донскими казаками и потребовал их освобождения. Когда мы вышли, нас сопроводили до площади, где стояли десантники, мы присоединились к ним и двинулись снова на СБУ. В результате мы забрали у них здание, а потом мы также отвоевывали другие административные здания по выходным, потому что работали по будням.

В здании СБУ оказалось оружие, которое мы потом раздавали личному составу с такой установкой: те, кто получил оружие, никуда не уходят - так и было сформировано наше отделение.

Свое первое ранение я получил в 2015 году. Второе – под Лисичанском. И я уже год на лечении. Тогда, в Лисичанске, прилетело пять осколков от 120 миномёта в стопы, врачи думали, что вообще не смогу больше ходить, к счастью, они ошиблись.

В госпитале было много времени обдумать происходящее, и я четко могу сказать, что война ведется не с Россией, как с государством и не просто с людьми. Ее ведут именно против Бога. На планете практически не осталось для них противников. Задача англосаксов-сатанистов - устранение рук божьих в России: разложить общество, убрать в людях человечность, лишить их совести, распространить наркоманию, алкоголизм и гомосексуализм.

- Где приходилось служить и в каких операциях участвовать?

- Самую большую славу заимел наш полк в Красном Лимане, нас было не более 500 человек, и мы удерживали наступление около месяца. Были в оперативном окружении, затем, в последний день, попали уже в полное окружение. Выходили с боем, к сожалению, потеряли девять человек, нас буквально расстреливали. Когда вышли из окружения, сразу получили приказ остановить наступление ВСУ. Перед Кременной мы зашли в Червоную Диброву и четыре месяца сдерживали одним батальоном наступление противника. Ждали, пока обучатся наши мобилизованные десантники. Гордость берет за то, что Украина писала о нас, мол, мы партизаны и недобитые мобики, но более злобного и продуманного противника они не встречали.

Медали Владислава Багринцева

Медали Владислава Багринцева

Фото: Александра АНТОНОВА.

- Расскажите о вашем полке?

- У нас стрелковый полк, но мы за это время разжились минометами, гаубицами и в дальнейшем наладили поставку боеприпасов. Многие ребята награждены медалями «За отвагу» и «Орденами мужества». Наш батальон потом получил подкрепление десантниками, ребята мои, шахтеры, до сих пор бьются, и я знаю, что многие получили награды и за другие операции.

Я воевал в трех армиях - ополченческой, контрактной и мобилизованной. И скажу с уверенностью – круче, чем в ополченческой армии, не было нигде. Таких мотивированных людей я больше не встречал. Они готовы были идти на танки с палками. Настолько тяжело описать все то, что мы совершали тем малым количеством, той тысячей человек на все ЛНР. Есть даже фильм, снятый о нас - «Резервный полк» называется.

- Как жена отнеслась к вашему решению, встать на защиту Родины?

- Жене я сказал, что еду на один день, а получилось на 10 лет. Теперь она подшучивает надо мной по этому поводу, мол, сходил на один день. Она у меня умница и все понимает. Конечно, тяжело ей приходилось, я ведь приезжал, когда удавалось - совсем ненадолго.

- Кем планируете стать в мирное время?

- Я ведь успевал еще учиться на учителя истории, мне осталось защитить диплом в луганском педагогическом, но пока что не могу к ним доехать.

Как историк, я своим сыновьям ( у героя два взрослых сына, - прим. авт) давал всегда понятия анализа, давал им реалистичную историю, а потом расспрашивал, как они видят то или иное событие со своей стороны. Всегда старался давать подпитку для их мышления, слава богу, дети грамотно и толково рассуждают, и я с ними зачастую советуюсь.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Вот почему новый министр обороны России - очень плохая новость для Украины (подробнее)